Андрей Гальянов: До сих пор конфликт с Полосиным не дает пок

Обсуждение жизни общества

Андрей Гальянов: До сих пор конфликт с Полосиным не дает пок

Сообщение адвокат 76 » 04 июл 2013, 17:23

Андрей Гальянов: До сих пор конфликт с Полосиным не дает покоя…

Изображение

Полузащитник “Шинника” конца 90-ых Андрей Гальянов в интервью “Ярославскому спорту” о конфликте с Полосиным, чудо-нагрузках Петрушина, о том, почему сейчас спокойно обходится без футбола и победном духе прежнего “Шинника”.

Кроме всего прочитав интервью, вы узнаете – кто лучший футболист в истории ярославского футбола и как выглядит символическая сборная “Шинника” конца 90-ых по версии Андрея Гальянова.

Андрей Гальянов буднично закончил свою карьеру одиннадцать лет назад. Он ушел из футбола, тихо закрыв дверь. Когда набрал номер Андрея Гальянова и стал договариваться о встрече, чтобы взять интервью, то на противоположном конце трубки услышал голос, который был, не в силах до конца оправится от удивления. Бывший футболист “Шинника”, несколько потеряв суть происходящего, еще раз переспросил о цели звонка, подчеркнув, что вроде бы сегодня не первое апреля.

И вот мы сидим в одном из кафе города Ярославля, в тихой непринужденной обстановке.

- Жизнь после футбола – какая она? – задаю первый вопрос Андрею Гальянову.

- Все нормально, потихоньку все идет своим чередом. Работаю.

- Когда расставались с футболом, знали, чем будете заниматься?

- О чем вы!? Все получилось внезапно. В 2002 году карьеру закончил в “Нефтянике”, который распался. Жаль. Коллектив был отличный, сплоченный. Самое главное, что мне всегда нравилось играть в своем городе.

- В “Нефтянике” играли почти за бесплатно?

- Сейчас уже и не помню, сколько там платили. Вроде бы каких-то больших денег в этой команде не получал. Президент подкинет немного деньжат на бензинчик, и я был доволен. О деньгах и не думал. Мне было за радость вернуться в ярославский “Нефтяник” – команду, в которой начинал свой путь в большой футбол.

- Когда распался “Нефтяник” в “Шинник” уже не звали?

- Были варианты только с клубами второго дивизиона. Но мне никуда не захотелось уезжать, поэтому на все предложения отвечал отказом. Мне проще было уйти вовсе, чем кататься по второй лиге. Конечно, не потеряй “Нефтяник” статус профессиональный команды, в родном городе еще подвигался бы. Но дальше Ярославля уезжать не собирался.

- Многие футболисты “Шинника” конца 90-ых - начала 2000-ых из вида не пропадали. Сейчас кто-то работает в профессиональных командах, кто-то бегает за ветеранов, а кого-то клуб пристроил работать детским тренером. Почему вам не удалось занять свою нишу в ярославском футболе?

- За футбольную жизнь не цеплялся. К “Шиннику” никаких претензий. Когда сказал, что заканчиваю, в клубе мне хотели помочь, предложив работу детским тренером. Но я сам отказался – к этому внутренне был не готов. Дело в том, что наездился и захотел просто отдохнуть от футбола. Да и сейчас, честно говоря, спокойно обхожусь без мяча.

- Действительно. Даже никогда не играли на Первенство города.

- А зачем? Мне соревнования подобного уровня всегда были неинтересны. У меня к чемпионату города горения не было. Если неохота играть в футбол – хорошего не жди. Творчества на поле не будет.

- В какой момент поняли, что можете обходиться без футбола?

- Сразу, как только закончил. Лично у меня не было никаких особенных ощущений: завязал с футболом и завязал. Если б завязал с футболом лет в двадцать – может, воспринял бы иначе. Кто-то из футболистов очень остро переживает случившееся, а я к такому повороту психологически был готов. Понимал – это мое решение и что вечно в футбол не буду играть.

- Сегодня на стадион часто ходите?
- Вообще не хожу. В последний раз был на игре “Шинника” года три назад. С тех пор ни ногой.
- Почему?
- А на кого смотреть? Нет исполнителей, на которых ходил бы с удовольствием. Вот играли бы, такие как Чуркин, Гаврилов – наверняка выбирался бы на стадион. А пока уж лучше я посижу у телевизора с бутылочкой пива. Мне более или менее интересно наблюдать за игрой “Барселоны”, которой, несмотря на разгром от “Баварии”, я симпатизирую.

- В какой момент пропали традиции, и угасла душевность старого "Шинника"?
- С середины двухтысячных годов пошел странный уклон – местных в команде почти не стало, а иностранцы и иногородние подъезжали скопом. В свое время брали москвичей, а сейчас почти всех подряд – африканцев, югославов. Поэтому и не стоит удивляться тому, что болельщик отвернулся от команды. Зрителя заманишь на стадион именами и зрелищем, а не солдатской кашей и бесплатным чаем. Кроме всего пошла непонятная чехарда с тренерами. То Побегалова уволят, то опять назад возьмут. Какой-то цирк. Приходит Юран и полностью меняет состав. То же самое делает и другой тренер. Да и атмосфера вокруг клуба не благоприятствовала какой-то душевности внутри команды. В последние годы “Шинник” стал каким-то скандальным. После того как не стало титульного спонсора и пошли проблемы с деньгами, то в одну историю вляпается, то в другую.

- В 90-е вы пять сезонов отыграли в “Шиннике”. Что вспоминается в первую очередь?

- Сезон 1996 года, когда “Шинник” в высшую лигу выходил. Начали чемпионат хуже – некуда: шесть игр выиграть не могли. Руководство в шоке: не знает в чем дело. Во втором круге нас прорвало, тот “Шинник” было уже не остановить. Анатолий Полосин так спланировал подготовку, что на пик формы мы вышли к середине чемпионата. Мне больше всего запомнился домашний матч с “Газовиком” Ижевск. Вход свободный. Полный стадион. Яблочкин и Мартынов забили по мячу и мы оформили путевку в высшую лигу. После игры Лисицын в раздевалку заходил, поздравлял. Нам подарили по хрустальному мячику. Ну а затем, как сейчас помню, был банкет в ДК Добрынина.

- Матчи на Кубок Интертото с испанской “Валенсией” вспоминаете?

- А как же. На выезде сгорели еще до начала поединка. Тысяч пятьдесят болельщиков, яркие личности. Испанцы раскатали нас без вариантов 4:1. В той игре посчастливилось выйти минут на тридцать во втором тайме. Мне даже показалось, что хозяева вышли на игру с пивными животиками – играли-то в июле. Поговаривают, что игроки “Валенсии” раньше времени прервали свой отпуск и на матч чуть ли не с курортов подъехали.

- В Ярославле игра сложилась иначе.

- Я бы ее и игрой-то не назвал. В день матча в городе выпало такое большое количество осадков, что газон отдаленно напоминал футбольное поле. Мяч застревал в воде, и говорить о каком-то качестве футбола не приходилось. В одной из контратак Юминов забил единственный мяч, но дальше все равно пошли испанцы.

- Вы не упомянули сезон-1997, когда “Шинник” занял рекордно высокое четвертое место.

- А я тот сезон полностью пропустил. Сначала полгода ковылял на костылях, затем – столько же времени восстанавливался. Я после той травмы долго не мог восстановиться.

- Что за травма?

- Повреждение ахиллово сухожилия. Перед началом сезона – 1997 заболел ахилл. На ногу ступить не мог. Боли у меня не прекращались. Говорю клубному доктору: “Тренироваться не могу, помоги чем-нибудь”.

- Помог?

- Сделал только хуже.

- Вам бедняге, еще и от него досталось.

- Доктор решил перепробовать разные методы лечения. Сказал мне: “Сейчас только сделаю один укол, сразу все пройдет”. В итоге ахилл почернел, а боли только усилились. Врача потом, кстати, из “Шинника” убрали за то, что неправильными уколы делал. От его экспериментов еще и Гутееву досталось. А мне пришлось лечь под нож.

- Где делали операцию?

- В Москве. Врач в больнице через десять дней говорит: “Пора, мол, бегать”. Я в ответ ему пальцем у виска кручу: “Не могу ходить, не то, что тренироваться”. В итоге побежал, а через десять дней весь шов разошелся. Висела мертвая кожа, поэтому без повторной операции было не обойтись. Так и прошел у меня год вне футбола. Впрочем, хватит уже об уколах, операциях, травмах. Давайте о чем-нибудь веселом.

- С удовольствием. Кто из ваших тренеров лучше всех понимал футбол?

- Назову две фамилии. Это редкая удача - встретить, например, таких квалифицированных специалистов, как Кипиани и Полосин. Интересно с ними было поработать.

Изображение

- Что занятного подметили в методике Полосина и Кипиани?
- У каждого из них – любопытная методика. Полосин брал физической подготовкой, и его работа давала плоды. Он знал, когда нужно давать нагрузку через мяч, а когда через пустую беготню. Да и ребята слушали его и выполняли упражнения на совесть. Все понимали, что как специалист Полосин – замечательный. Одно в голове не укладывалось – зачем каждое утро на зарядке мы делали столько рывков в гору?! Что касается Кипиани, то ничего монотонного, постоянно с мячом. Грузинский наставник строил отношения на доверии, был сильным тактиком. Представляете, футболисту уже за тридцать, а Кипиани водит его по полю чуть ли не за руку. В тренировках всех расставит по позициям, объяснит, кому куда бежать. К примеру, говорил: “Штрафной бьет Гальянов и близко к мячу никто не подходит”. А на угловых, каждый из нас прибегал в свою точку и знал, куда прилетит мяч.

- Слышал, что между вами и Полосиным на одном из предсезонных сборов случился конфликт.

- Было дело. Однажды на сборах в Турции действительно учудил я при всей команде. До сих пор случай с Полосиным покоя не дает. Тогда повел себя неприлично…

- Так рассказывайте скорее – что стряслось?

- Ладно, слушайте. У нас была обычная двусторонка. Первый тайм – пешком хожу, вновь прихватил ахилл. В какой-то момент совсем приперло, боль совсем невыносимой стала. Думал, что тренеры увидят, что я хромаю, и скажут мне, чтобы отдыхал. Не игра, а просто мучение какое-то. Вдруг понял, что Полосин закрыл глаза на мою травму, не выдержал, подошел к вратарю, говорю: “Иди, побегай, мол, на моем месте, а я в ворота пока встану”.

- Тренеры как на это отреагировали?

- Полосин, как только этот произвол увидел, сразу был ошарашен: “Ты что с ума сошел? А ну-ка быстро поменяйтесь местами”. И тут уже я окончательно не выдержал! Психанул! Послал его подальше.

- Реакцию Полосина предположить несложно.

- В ужасе машет руками, сорвался и ка-а-к начал на меня орать!: “Гальянов, чтобы тебя и близко не было в команде”.

- С тренировки вас выгнали?
- Не только. Команда на автобусе поехала, а я пешком до корпуса гостиницы на одной ноге почесал. Часа полтора ковылял. Сам удивился, когда вернулся в корпус и взглянул на часы. В эти мгновения все на свете проклял.

- Тот случай имел для вас какие-то последствия?

- Сразу все само собой разрулилось. Тем же вечером в сауну по привычке зашел, в бассейн поплавать. Александр Михайлович Побегалов увидел меня и в недоумении: “Андрей, что ты наделал. Иди, мол, проси теперь прощения”. Заходит в сауну Полосин – я ему навстречу: “Анатолий Федорыч, простите: не сдержался в горячке. Ну, вы же видели, что я на одной ноге бегал…”.

- Что сказал Полосин?

- В детали беседы я бы не хотел вдаваться. Был нормальный конструктивный разговор.

- Так чем же закончился ваш конфликт?

- Полосин поостыл, успокоился: давай, говорит, лечись. На следующее утро тренировался в тренажерном зале по индивидуальной программе. Тоже штрих. Полосин ведь достаточно спокойным, добрым был. Тот случай никак не повлиял на наших рабочих отношениях и моем пребывании в команде.

- В 2000 году в “Шинник пришел” Алексей Петрушин. Когда убедились, что в "Шиннике" Петрушина вы – человек лишний?
- На сборах смотрю – отношение ко мне какое-то странное. А когда получил повреждение, то не стал тренироваться, уехав со сборов в Турции. Петрушин был в гневе: “Должен был оставаться вместе с командой, а ты домой поехал…”. После этого стал искать себе другую команду. Если бы не этот случай, то все равно Петрушин бы нашел повод из-за чего убрать меня из команды. Ведь именно при нем завершил свои выступления за “Шинник” Алексей Казалов.

- Чем капитан не устроил наставника?

- Понимаете, когда Петрушин пришел в “Шинник”, то стал подтаскивать своих ребят, хорошо знакомых ему по работе с московским “Динамо”. На место Казалова – правого полузащитника – взял Макарова, тащил его в состав. С этим футболистом Петрушин в дубле “Динамо” много возился. Макаров не тянет, а Петрушин все равно его тащит. А Казалов не сомневаюсь еще пригодился бы команде. Возможно, Петрушин побоялся оставлять его в команде из-за характера и возраста. Леха не был пушистым и покладистым.

- Алексей Петрушин – что это за тренер?

- У него были очень страшные нагрузки. Суровый тренер. При нем такого насмотрелся. Коронка Петрушина – на сборах три тренировки в день, зарядка в шесть утра. Ускорениями в гору нас извел. Представляете на сборах картину: время шесть утра, все команды спят, а мы по пляжу в горку друг за другом бегаем. Затем сажали партнера на спину и включали полную скорость. Потом повторяешь. Раз десять без всяких пауз. После короткий отдых – и какое-то новое упражнение на физику. К примеру, лягушки. Прыжков 150-200 по песочку. А мячами вообще на зарядках не пользовались – до них было за счастье дотронуться на игровых тренировках. Прихожу в гостиницу, ложусь на кровать, смотрю в потолок – вот так зарядочка, думаю. Весь день потом на прямых ногах ходишь в коматозе. У многих ребят в глазах было мутно. Не удивлялись сильно только те, кто уже работал с Петрушиным в московском “Динамо”.

- Кузнецов, Скоков, Макаров и другие – что-то интересненькое рассказывали?

- Говорили, что тренировки в основной команде “Динамо” и в молодежной – небо и земля. Кузнецов Юра рассказывал, что когда его спускали в дубль к Петрушину, после его нагрузок плохо становилось. Вы только представьте картину: на одном поле основной состав “Динамо” удары по воротам и стандарты отрабатывал, а на другом Петрушин проводит тренировку дубля – ребят, словно в спецназ готовил. Да ладно бы такая подготовка давала какой-то результат. Полосин скажем, тоже любил нас погонять, но у его все было по уму: он тонко чувствовал ситуацию, а Петрушин достанет бумажку и давай нас как сидоровых коз гонять. Не удивился, что уже после первого круга Петрушина убрали. Честно говоря, слабее тренера в моей карьере не было.

- Чем еще удивил Петрушин?

- Тем, что постоянно доставал нас с взвешиванием. Вставать на весы приходилось три раза в день – утром, в обед и вечером. Некоторые тренера к слову помешаны на взвешивании. В “Шиннике”, кстати, поработал еще с одним специалистом, который тщательно следил за весом…

- Кто же это?

- Беньяминас Зелькявичюс. Сразу сказал мне: “Через месяц не будешь весить 77 килограмм – заплатишь штраф 1000 долларов”. Я ахнул: “Да какие 77!?”. У меня вес игровой всю жизнь 81 килограмм был, чувствовал себя при нем хорошо.

- Не было желания украсть весы, как сделал это при Газзаеве на базе ЦСКА Сергей Игнашевич?

- Я поступал иначе. Заранее с утра вставал, приходил к доктору и говорил: “Поставьте, пожалуйста, такой-то вес”. С доктором никогда проблем не было, классный мужик. Улыбнется и скажет: “Ладно, ладно сколько надо столько и отмечу”.

- Кажется, вы и сейчас вес сохранили игровой?

- Не только вы это заметили. С весом никогда проблем не было. В свои лучшие годы весил 81, сейчас – примерно 84. За это я спокоен.

- Мы не говорили еще об Александре Михайловиче Побегалове.

- Когда играл за “Шинник”, то Побегалов был вечно в помощниках. Но он был очень целеустремленным по жизни. В тренировочном процессе как всегда активен, постоянно что-то подсказывал.

- Могли предположить, что он вырастет до главного тренера?
- Вполне. Александр Михайлович всегда любил футбол. Он готовил себя к этой профессии, набирался опыта. В «Шиннике» работал с Полосиным, Волчком, Кипиани, Шубиным и другими. Наверняка брал у них самое лучшее и конспектировал тренировки. Прогрессировал изо дня в день, ему некогда было расслабляться. Отсюда и результат.

- Для вас загадкой была дружба Побегалова с Самыгиным – человеком по открытости совершенно иным?

- Не знаю, почему, но они все время работали вместе. Их даже называли два брата-акробата. Когда узнал, что сейчас Самыгин не работает вместе с Побегаловым, то честно говоря, сильно удивился.

- Вы играли в конце 90-ых, когда подписанный контракт мало что значил.
- Зато в “Шиннике” все выплачивали до копейки. Кроме всего клуб в свое время купил мне однокомнатную квартиру, а что касается зарплаты, то платили ее вовремя.

- Это, правда, что по отношению к ярославским футболистам руководство клуба было не особо щедрым?

- Знал, что москвичи получают значительно больше, но меня это не волновало. Мне было без разницы у кого какая зарплата. Получал в конце девяностых тридцать тысяч рублей – на жизнь вполне хватало. Плюс премиальные платили: 20 000 рублей на выезде, 10 000 рублей дома. За ничьи в домашних матчах ничего не получали.

- Сейчас платят футболистам совсем другие деньги.

- Платили бы нам такие премиальные, мы бы всех загрызли. Выходили на поле в первую очередь не из-за денег, а за свое имя, для болельщиков, за тренера. Помню, как Кипиани зашел в раздевалку перед игрой с “Ротором” и говорит: “Чтобы закопали противника. Не дай бог не победите…”. Подействовало, ведь выиграли 2:0. Я тогда еще дальним ударом счет в матче открыл.

- В “Шиннике” с кем держались рядом?

- С Артемом Ениным. На базе в Белкино и на выездах делили с ним один номер. Тесно общались с Василием Потехиным и Алексеем Казаловым. Потом в нашей компании затесался еще и Федор Тувин.

- Ваша первая реакция, когда узнали о том, что месяц назад Тувин ушел из жизни.

- Был в шоке. Что сказать. Доброжелательность – вот его отличительная сторона. С Федькой Тувиным пересекался еще в детских командах. Мы ведь с ним одногодки: я играл за “Шинник-1973”, а он за “Тектильщик-1973”. Матчи между нашими командами всегда носили принципиальный характер. На поле оба играли центральными полузащитниками и постоянно сталкивались лоб в лоб. А когда Федя оказался в Ярославле, то мы сразу сдружились, стали хорошими приятелями. Команда тоже хорошо его приняла. Тувин был открытым, порядочным, доброжелательным человеком. Этого у него никогда было не отнять. На полем он запомнился мне как тонкий, техничный футболист с хорошим пасом и видением поля. Слышал, что для ивановского футбола он значил очень многое. Примерно, как Борис Гаврилов для Ярославля.

- Кто в том “Шиннике” балагуром был?

- Раньше думал, что в этом плане из футболистов вне конкуренции Саня Смирнов из “Нефтяника”, а оказалось Валерий Яблочкин еще больше любит потрещать. Постоянно что-то бубнил в раздевалке. Интересный очень человек. Активный, любил повеселиться. В его компании как говорится, не заскучаешь. Яблочкин в то время молодой был, ни в чем себе не отказывал, почудить любил. К примеру, был на моей свадьбе, на которой еще успевал и гостей развозить. Отправился за женой, а на обратном пути в какую-то машину врезался. Назад приехал на помятой машине, навеселе.

- Много народу было на свадьбе?

- Достаточно. В числе приглашенных были Побегалов, Гаврилов и Самыгин. Друзья по команде были естественно. Весело отпраздновали.

- Геннадий Гришин – знаковая фигура того “Шинника”?

- Он не был лентяем, все выполнял от и до. Халтуру не гнал. На тренировках и играх пахал, как зверь, хотя был самым старшим в команде. Характер такой, что и другие рядом начинали трудиться. Не знаю людей, которые плохо к нему относились бы.

Изображение

- Кто лучший игрок в истории ярославского футбола?

- Глупее вопроса не слышал. Борис Гаврилов, конечно же.

- Есть среди нынешних кто-то, хоть чем-то похожий на Гаврилова?

- Нет. Гаврилов есть Гаврилов. Он один такой. А как любили его болельщики! Мне кажется, что по уровню мастерства и манере игры не скоро появится в “Шиннике” второй Гаврилов. Я хоть и не выходил с ним на поле в одной команде, зато не понаслышке знаю, как он обращался с мячом. Хотите несколько любопытных фактов о Борисе Анатольевиче расскажу.

- Конечно.

- Гаврилов, когда работал тренером в “Шиннике”, особенно в первое время постоянно на поле в бутсах выходил. Переодевался и даже участвовал в некоторых упражнениях. Представляете, человеку под пятьдесят, на ногах места живого нет – все перебинтовано, а он по-прежнему в полном порядке. Что Гаврилов c мячом творил! Передачи метров на пятьдесят на загляденье раздавал – прямо в ноги. К примеру, Кипиани или Зелькявичюс смотрят и удивляются – полкоманды так не могут.

- Уровень.

- А знаете, как он полевых игроков от дополнительных нагрузок спасал?

- Понятия не имею.

- Заключительная часть тренировки. Тренеры просят пробить серию ударов из-за штрафной на спор с вратарями. Если футболисты забивали больше двух мячей, то вратари отжимаются или прыгают. Если забивали меньше двух, то прыгали полевые игроки. Так вот Гаврилов постоянно нас выручал. Никто с двадцати метров попасть в ворота не может, а для Анатольевича это не проблема. Поставит мяч чуть левее от центра. Короткий разбег и попробуй, пойди достань его из девятки. Это был конек Гаврилова. Гутеев с Корнюхиным намучились от его. Бориса Анатольевича, кстати, все в команде уважали.

- Когда узнали, что он больше не работает тренером в “Шиннике”, то сильно удивились?

- Еще как. Приезжему Панову место в тренерском штабе нашлось, а для легенды ярославского футбола нет. Будь я Президентом “Шинника”, то Гаврилов бы пожизненно работал в первой команде. Он трудился в клубе не один год, зарекомендовал себя хорошим специалистом, сомневаться в его квалификации не приходится. А главное – знал ситуацию изнутри, чувствовал болевые точки команды и мог уладить многие футбольные вопросы, которые требовали решения. “Шинник” многое потерял, что не оставил Гаврилова в главной команде. Такой человек, да к тому же в доску свой, необходим команде, думаю, его сейчас команде не хватает.

- Борис Анатольевич входил в тренерский штаб “Шинника” долгое время. Почему, по-вашему, он так и не стал главным тренером?

- Мне трудно и не этично об этом рассуждать. Я не задавался таким вопросом. Может руководство клуба не видело его главным тренером, а может и сам Гаврилов не сильно к этому стремился. Когда сам был действующим футболистом, то Анатольевич исполнял роль дядьки, который служил связующим звеном между футболистами и тренерским штабом. В тренировочном процессе редко переходил на крик. Подойдет к молодому футболисту, скажет тихо, что сделал тот не так. И ребята к нему прислушивались.

- Ну и в заключении, назовите символическую сборную ярославского “Шинника” конца 90-ых?

- Непростую задачку вы мне напоследок приготовили. Мест только одиннадцать, а футболистов много. Давайте попробуем. В воротах небольшое предпочтение отдам Корнюхину перед Гутеевым. В обороне Потехин – Путилин – Мартынов – Махмутов. Последний собакой был, никого мимо себя не пропустит. В средней линии по краям Казалов с Ениным, в середине - Леонченко с Гришиным. В атаке на два места четыре равноценные кандидатуры – Бычков, Яблочкин, Вязьмикин и Юминов. Ничего составчик у нас был. Не так ли?
адвокат 76
 
Сообщения: 5792
Зарегистрирован: 04 окт 2011, 10:34

Вернуться в История и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron